GID.cz

Сопутствующие сайты:
Всё об эмиграции
Интересные фотографии

Недвижимость в Праге
Подписка
Здесь вы можете подписаться на наши рассылки!
Внимание!
Перепечатка материалов сайта разрешена только при условии наличия ссылки на источник.
Filtry-Vodni.cz: Фильтры для воды
 Начало» Ежечехия» Записки на чешском пути» Запеканка 2, или Утка возвращается

Запеканка 2, или Утка возвращается

Специалист, который лечит, в отъезде, но есть второй не хуже.
Лечение стоит дорого, но можно и не платить.
Нянечкам, сестрам обычно что-то платят, но они ухаживают и так.
Поэтому я вам советую подождать специалиста, договориться с нянечкой и заплатить.
Но можно этого и не делать.
Если вас не интересует результат.
М. Жванецкий

   В свое время я рассказывал о своем пребывании в неврологическом отделении Томайеровой клиники. С тех утекло достаточное количество воды и прочих жидкостей, и со временем стало понятно, что операции всё-таки не избежать. Все прочие, менее кардинальные, меры могли лишь оттянуть момент необходимости лечь на уютный стол под сильной лампой без малейших признаков абажура.
   Оказывается, подобные операции носят массовый характер. Каждый день, включая выходные, только в UVN (Ústřední vojenská nemocnice) проводится три-четыре подобных операции. А подобных клиник в Праге несколько. Правда, UVN самая большая и серьезная из них. Именно здесь наработан максимальный опыт проведения операций на позвоночнике. 
   Сначала в эту больницу нужно попасть. Это непросто – существует очередь, а с учётом того, что не терпящие отлагательства больные попадают прежде всего именно сюда, а также поскольку UVN – прежде всего военная клиника, то простые штатские, не находящиеся при смерти,  вынуждены ждать своей очереди к столу достаточно долго. Безусловно, существует возможность эту очередь как-то обойти, вероятнее всего за очень дополнительные деньги, но я в этом не нуждался. После посещения тамошних врачей в ноябре мы договорились на госпитализацию в феврале. И вот пришел день «Х». Не путать с днем «икс».
   В нейрохирургическом отделении UVN можно лежать в стандартной трех- или четырехместной палате (в счет страховки), а можно в отдельной одноместной (за доплату). Таких нестандартных элитно-эксклюзивных комнат всего две. К моему великому счастью, одна из них была свободна. Если кто-то из читателей в будущем будет, к сожалению, вынужден пойти по моим стопам, то рекомендую заранее позаботиться о наличии нестандартной палаты – её можно заказать заблаговременно.
   Помимо одноместности, отдельная палата предоставляет услуги холодильника, телевизора и личных санитарных приспособлений. Последнее, с учётом того, о чем я расскажу ниже, переоценить трудно.
   На всей территории клиники (а она, поверьте, велика) работает бесплатный wifi-интернет. Правда, по какой-то причине мой ноутбук с ним безжалостно конфликтовал – после пяти-семи секунд подключения компьютер решительно и безоговорочно перезагружался. Какое-то время от нечего делать я пытался устранить этот досадный нюанс, но не вышло. Признаться,  особой нужды в этом не было – всё равно активно проводить время за ноутбуком было очень трудно и больно. Хватило интернета в PDA, который подключался к wifi без проблем.
   За сутки до операции мне перекрыли еду. За полдня – воду. Т.е. сначала запретили есть, потом пить. Курить тоже запретили. Это я как-то пережил, потому что не курю. Но старая привычка регулярно есть и пить дала о себе знать, и довольно мучительно. Слава богу, в нынешние продвинутые времена по крайней мере нет необходимости проходить через малоприятную процедуру клизмирования. Нынче клиент получает две свечи, причем отнюдь не для придания праздничной атмосферы происходящему. Со свечами он поступает согласно анекдоту («Вы что, их жрёте?! – Нет, в задницу засовываю!»), после чего наслаждается уединением в отхожем месте. Завершающим этапом подготовки тела к операции является усиленное накачивание его разнообразными препаратами в не менее разнообразных формах – перорально, внутримышечно и внутривенно. Когда тело до предела разбухает от всего введенного в него, его (тело) раздевают донага, накрывают почему-то тонкой полупрозрачной плёнкой (простыни в дефиците, видать) и везут к столу хирурга. Везут, надо сказать, на собственной кровати из собственной палаты, что позволяет избежать лишнего перекладывания. Перевозка и поездка в лифтах сопровождаются шутками, прибаутками, дружескими советами («берегите локоток – а то в травматологию придется по дороге заезжать») и так далее. Атмосфера непринуждённости и веселья сохраняется до последнего. Например, уже перед дверями операционного зала кто-то в маске, посмотрев на мою вену, заметил не без юмора: «Ох уж эти в отделении «Б»! Вечно катетер не того размера в вену запузырят. А пациенты потом от нас в колясках выезжают». Через прозрачное стекло дверей можно наблюдать большой хирургический микроскоп над столом (наконец-то я узрел ответ на вопрос, как делают операции под микроскопом), весело гомонящую хирургическую бригаду (анестезиолог рассказывает анекдоты второму хирургу), первого хирурга, который сидит за столиком в углу, заполняет какие-то бумажки, шлепает печати и сильно напоминает канцелярскую крысу при исполнении. Впрочем, как сказал знакомый врач, если в операционной молчаливая серьезная обстановка, то это значит, что пациент близок к потере.
   Через непродолжительное время ко мне подошла девушка в маске, сказала: «А теперь вы заснё…», после чего я проснулся в тишине послеоперационной палаты. Наркоз мне подсунули явно бракованный – глюков не было. Было просто ощущение, что вчера я сильно перебрал, но без неприятных ощущений в желудке и без головной боли. Эдакое приятное похмелье.
   А потом начались трудовые будни. После сделанной мне операции сидеть нельзя минимум две недели. Лежать можно. Стоять можно на следующий день, если осторожно. Ходить разрешается через сутки, но еще осторожнее и не спеша. Слезать с кровати нужно медленно и печально, причем определенным образом и только из положения ниц. Если вы сопоставите всё это с естественными физиологическими потребностями организма, то поймете, что отдельный душ и туалет в двух шагах от кровати есть никак не роскошь, а предметы первейшей необходимости.
   Отдельность своей палаты я особенно оценил однажды ночью, когда кто-то на нашем минус втором этаже начал заунывно орать: «Bolí! Bolí to! Pomoc!». Несмотря на возню вокруг него он упрямо не замолкал всю ночь и половину следующего дня. Потом его куда-то убрали.
   И особенно раздражает странная манера повышенной ранней активности. В половине шестого утра приходят с градусником («в среднем по больнице температура нормальная»). В шесть – в полседьмого приходит врач и спрашивает, что беспокоит. Вероятно, если бы он приходил позднее, когда больные в трезвом уме и твердой памяти, то выслушивал бы много продуманных жалоб. А в такое время есть только одно желание – чтоб он ушел и не мешал спать. Соответственно жалоб очень мало. Что и требовалось.
   Сначала я поражался скудности питания. Более-менее досыта кормят только в обед, а утром и вечером дают пару рогаликов с маслом и сыром, иногда йогурт или сдобную булочку. Но потом, когда стало понятно, что уровень двигательной активности во время пребывания в этом отделении клиники близок к нулю, всё разъяснилось.
   В заключение хочется подытожить свежо и оригинально: лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

 


Поиск
1. Флудилка
2. Чехия против Нидерландов
3. Россия и россияне
4. Антивирус Касперского бесплатно?
5. Аренда авто в Праге 25.12-03.01

В настоящий момент посетителей на форуме - 89, в чате - 0.

Курсы валют
Погода
Архив
1. Оборзения
2. ŠTK-ШАСС
3. Вандлеръ
4. Богемское эпистолярное
5. Что такое ŠTK-ШАСС
6. Чёрствые новости

Посмотреть полный архив ежечехии.

Последняя статья

03.09.2014 Как снять дом в Испании (Валенсия) - практика

02.09.2014 Как снять дом в Испании (Валенсия) - теория

12.05.2013 - А не поехать ли на работу на мотоцикле?