GID.cz

Сопутствующие сайты:
Всё об эмиграции
Интересные фотографии

Недвижимость в Праге
Подписка
Здесь вы можете подписаться на наши рассылки!
Внимание!
Перепечатка материалов сайта разрешена только при условии наличия ссылки на источник.

Атас, мистер!

="" align="right">Структурированный фотоотчёт об Индонезии >>>
при просмотре желательно читать комментарии под снимками

Предисловие.

Начав писать об Индонезии, я вдруг осознал, что не могу делать это связно. Не получется; слишком разнообразны и контрастны те события, о которых я хочу рассказать. Поэтому лишь начало будет более-менее упорядоченным, а дальше вы будете наблюдать все так, как наблюдал я – отрывочными кусками. Это был словно какой-то странный фильм, в котором зритель при всем желании не может предугадать, что же будет в следующую секунду. Но это просто такая страна.

- И за какие такие заслуги меня в Индонезию? Ах, это наказание…
Из несостоявшегося разговора

Когда таксист перед поездкой произнес краткую молитву, поцеловал некий амулет, висящий на груди, а потом нажал на газ изо всех сил, то стало понятно, что скучать не придется. Я не ошибся.

В Индонезии моими наиболее употребляемыми словами были нецензурные. Редко они выражали восторг, обычно наоборот.

Ну а попадалову в эту страну предшествовал очень долгий и нудный перелет. Необходимо было пересечь шесть часовых поясов, парочку морей и кусок океана. Последним цивилизованным местом был Франкфурт, после которого наступил полный Кувейт с его хоть и обшарпанным, но грязным аэропортом. В самолете, летящем через пустыню, некий араб мне хвастливо заявил, что Кувейт имеет второй в мире уровень жизни. Может быть, но на аэропорте они явно сэкономили приличный кус своего уровня жизни. Молодой парень из Островного Королевства, с которым мы в самолете перекинулись парой слов, очень тяготился невозможностью курить в полете, поэтому сразу же бросился на поиски места для курения в аэропорту. Некий служитель вокзала указал ему на стеклянный аквариум размером 2х3 метра, сильно напоминающий телефонную будку-переростка. В этой витрине бедняга и предался пороку, тоскливо дымя в одиночестве у всех на виду.

А потом мы полетели в Джакарту.

Вы когда-нибудь видели звездное небо? Я раньше тоже считал, что видел – на юге, скажем. А оказалось, что нет. Ночное небо на высоте двенадцати километров над Индийским океаном – это-таки Зведное Небо. Глубокой ночью я проснулся, посмотрел в окно, и у меня захватило дух. Все три тысячи звезд сияли светом, незамутненным нижними слоями атмосферы; чернильное небо чертили метеоры. Зрелище неописуемое.

А когда мы прибыли в Джакарту, то всех быстро и ловко рассортировали на белых и местных. Первых было лишь десяток человек, но, тем не менее, для них была выделена отдельная проходная. А индонезийцы создали длинную галдящую очередь, похожую на младший класс во время культпохода в кино.

В Индонезии очень удобно посылать кого-то в баню – достаточно просто предложить выйти на улицу. Скажем, из здания аэропорта я именно что пошел в баню: тридцатиградусная жара при 95% влажности. Во всем этом вас сразу окружает толпа таксистов и носильщиков, активно вырывающих друг у друга ваш багаж. Мне было не до разборок с ними, поэтому я ткнул в первого попавшегося. Он схватил мой чемодан, погрузил в машину, сел и тогда-то и совершил ритуал перед началом поездки.

Транспорт (см. раздел в фотоотчёте)

Не зря он молился. За время моего пребывания в Джакарте я неоднократно пожалел, что не знаю ни одной молитвы, а то бы принимал участие в подготовке к поездкам. Москвичам, считающим себя асами вождения, я бы посоветовал пятнадцать минут продержаться на джакартских улицах. Даже если у них после этого не начнет мелко подергиваться голова, то уж спесь-то с них точно слетит на многие годы вперед. В Индонезии понятие ПДД носит смазанный и теоретический характер, а «гаишников» я не видел ни разу. Езжай как хочешь и куда хочешь. Что местные водители и делают.

Сигналят, кстати, абсолютно все. Причем постоянно. Если ты не протрубил, то тебя для остальных участников дорожного хаоса не существует. Я не преувеличиваю: там не принято смотреть в зеркала, там ориентируются на слух. Собираешься перестроиться, обогнать или повернуть куда-то – будь любезен нажать на клаксон и предупредить соседей о своём присутствии. Поворот включить ты, конечно, тоже можешь, но исключительно для собственного удовольствия, никто другой на сей факт внимания не обратит.

Совершенно нормально на мопеде может передвигаться семья – он, она и двое-трое детей. Тот, что постарше, сидит перед папой практически на руле, помладше – между мамой и папой на сиденье, а совсем маленького мама держит на руках, при этом зачастую сидя на транспортном средстве боком. Такое вот сооружение не просто едет, а еще и активно маневрирует, ловко ныряя из ряда в ряд. Меня не покидала цинично-навязчивая идея, что родители руководствуются простой мыслью: при столь колоссальной перенаселённости один-два ребенка погоды не делают, поэтому применять некие средства безопасности совершенно излишне.

Автомобили и автобусы не имеют ограничений по вместимости; небольшой полулегковой грузовичок только в кабине легко увозит шесть человек. Автобусный маршрут не имеет остановок, автобус останавливается там, где нужно пассажирам (которые внутри или пока на тротуаре). При виде пассажира, желающего ехать, автобус бросается к нему через все ряды, игнорируя остальных водителей. При этом нужно учитывать роящихся во множестве велосипедистов, рикш и мотоциклистов, причем мелькают они во всех рядах, не только в крайнем.

И снова о тамошних таксистах: на любой обращенный к ним вопрос они кивают и приглашают в машину. Даже если понятия не имеют, где находится нужное мне место, и при этом ни слова не говорят по-английски. Садитесь, дескать, мистер, а там разберемся! Всё будет в порядке, вы только садитесь! Чрезвычайно мило было наблюдать их попытки накрутки счетчика или торговлю за стоимость поездки перед посадкой. Причем всё это происходило совершенно беззлобно, как-то по-детски, словно бы играючи. Пройдет – не пройдет, выгорит – не выгорит. Удастся сорвать с иностранца побольше – хорошо, нет – тоже хорошо! Ни настроение таксиста, ни его отношение от этого не менялись.

Люди (см. раздел в фотоотчёте)

В относительно небольшой Индонезии живет от двухсот двадцати до двухсот сорока миллионов человек. В России лишь около ста сорока миллионов. Перенаселенность сумасшедшая, доля ручного труда превышает все мыслимые пределы, ибо нет никакого смысла автоматизировать производства, когда люди готовы работать за доллар в день. Семьей с четырьмя-пятью детьми никого не удивишь, ибо в Индонезии бытует поверье: чем больше у тебя детей, тем ты будешь счастливее. Вот они и стругают себе счастье.

Курят все, везде и всегда. Можно курить в холлах отелей, в ресторанах, в автобусах, в кинотеатрах и лифтах. Для некурящего меня это было пыткой.

Обожают электронные игры разнообразных видов и форм – от игр для РС до игровых автоматов и play-station. Огромное количество магазинов с игровыми дисками, и везде толчется народ. Причем далеко не только одни юнцы, а и люди вполне взрослые. Цены, разумеется, копеечные, а про лицензии никто не слыхал. Про DVD я вообще молчу – что угодно, самые новые фильмы, за два-три доллара. Впрочем, в России тоже самое.

И вообще, индонезийцы – это ужасно смешливая нация (судя по книгам Даррелла, это характерно большинству еще вчера малоцивилизованных народов). Стоит кому-то споткнуться – вокруг уже улыбки и смех. Люди там ходят с улыбкой на лице, хотя поводов улыбаться у большинства из них намного меньше, чем у нас с вами.

Работника парковки при торговом центре звали AMSORI, так было написано на табличке на его груди. Я переспросил – так, мол, прямо и зовут? Он смущенно закивал. Я попросил разрешения его сфотографировать, но парень совсем застеснялся и попросил этого не делать. Это был единственный случай отказа сфотографироваться со стороны местных жителей.

«Хелоу, мистр!» - кричали мне местные дети и взрослые. Даже те, кто не знают английского, могут вполне членораздельно произнести «Хелоу, мистр» (именно так, а не «мистер») в качестве универсального обращения к иностранцу. Жаль, правда, что они с лёгкостью обращаются так и к иностранкам. А фраза, ставшая заголовком этого повествования, была мною услышана в одном отеле, когда меня звали подняться наверх. «Атас» означает «вверх». Настроение улучшилось.

Вот люди! Понимают, не понимают – всё одно кивают. И так всюду. В ресторане попросил по-английски что-то из меню – он явно ничего не понял, но всё же кивнул, и даже куда-то быстренько убежал. Больше я его не видел, меня потом обслуживал другой официант.

Поскольку страна преимущественно мусульманская, то никаких вам голых животов с пупками и микро-юбок. Всё чинно, благородно, в штанах или длинных саронгах. Есть, конечно, легкомысленные девицы, нагло одевающие не очень длинные штаны и юбки, но таких мало, и они представляют собой олицетворение общественного вызова, притягивая косые взгляды окружающих. При этом поводов оголить животы у невысоких, но очень стройных индонезиек намного больше, нежели у их европейских сестер, засовывающих в джинсы свисающий жир.

Прочее (см. раздел в фотоотчёте)

Блеск и нищета Джакарты – тема для отдельного повествования. Ужасающая бедность там прекрасно соседствует с бьющим через край богатством. Человек может спать на улице круглый год (благо дом там не особенно требуется в силу наличия под ногами экватора), делая это напротив шикарнейшего дворца с позолоченными колоннами и каскадными фонтанами перед подъездом. Таких магазинов, какие есть в Джакарте, в Европе просто не может быть. Не хватит места и душевного размаха. Подобного типа моллы есть только в Штатах, в Азии и, вероятно, в Москве, что, собственно, тоже Азия во многом. Центр «Taman Anggrek» представляет из себя тысячи и тысячи квадратных метров разнообразных магазинов, густо сдобренных кинотеатрами, ресторанами, фонтанами, дискотеками, салонами красоты и т.д., есть даже экстра-развлекуха для Индонезии – ледяной каток. Сам комплекс является фундаментом для нескольких жилых небоскребов. Я, волею судеб, провел в «Taman Anggrek» более шести часов, при этом ни разу не пройдя по одному и тому же месту дважды.

Когда становилось тошно от криков муэдзинов, от этой еды, от этой жары и от всего окружающего, я иногда врубал погромче нетленку от Оллъюнида «Пива хочу», и вы знаете – помогало… Эта песня была для меня настоящим хитом, потому что я редко когда ощущал такую конгруэнтность с автором и исполнителем. В Праге, среди пивного изобилия, невозможно себе представить всю актуальность этой песни в суровых и диких индонезийских условиях.

Только вдали от родных мест понимаешь, насколько все же человек является продуктом своего окружения. Ведь нельзя сказать, что эти места – не цивилизация. Цивилизация, но совсем другая. Где другое все: начиная от автомобилей и заканчивая образом мышления местных жителей. Уклад жизни другой, и ценности в ней иные.

А собак нет. Кошки облезлые, с обкусанными под корень хвостами, есть во множестве, а собак нет. Вообще. И поскользнуться на тротуаре можно на перезрелом манго, а не на том, на чём в Праге. Впоследствии выяснилось, что в Индонезии есть народность, которая собачек кушает. Когда я напомнил рассказавшему о корейцах, мне гордо заявили, что индонезийцы вкушают собак совершенно самостоятельно и готовят их намного вкуснее корейцев.

На дорогу в час пик выбегает парнишка и, рискуя жизнью, останавливает скрежещущий поток машин. В образовавшийся просвет быстро протискивается выезжающий с боковой улицы автомобиль, его водитель на ходу бросает парнишке монету в 500 рупий (пять американских центов), и парень убегает назад, на обочину, до следующего желающего выехать на главную. Услуга востребована – ведь без парнишки водитель мог ждать, пока его пропустят, до утра.

Не напоминайте мне про еду! Это кошмар. Кроме рыбы, креветок и прочего си-фуда есть ничего невозможно, да и это должны готовить исключительно под вашим личным присмотром. Правда, оговорюсь: я не люблю острое. Для тех, кто любит, всё наоборот – прекрасная кухня. Причем я долго объяснял, что прошу просто пожарить мне вот эту вытащенную из океана рыбу. Вот так вот тупо положить на угли и пожарить. Без обмазывания соусами и поливания раствором специй. На меня смотрели страшными глазами и не могли понять, как такое вообще может быть. Вероятно, так же на меня бы смотрела добрая украинская хозяйка, если бы я попросил её приготовить мне борщ без свеклы и бульона. Титаническими усилиями (очень кушать хотелось) я всё же заставил не говорящего по-английски местного кухмистера положить рыбу на угли и переворачивать её. Приходилось придерживать его, когда он пытался окропить рыбину соусом-чили. Я понимаю, что подобная национальная особенность кухни обусловлена климатом, в котором любой микроб размножается с дикой скоростью. И чтобы его сдохнуть прямо в желудке, кушают острое. Но это нужно кушать с детства, ибо нежные европейцы от подобной еды мрут вместе с микробом.

Еще одно пикантное блюдо попалось мне на глаза за завтраком в одном отеле. Войдя в зал ресторана, где был накрыт шведский стол, я сразу понял, что здесь кто-то умер. И довольно давно – судя по запаху, несчастный труп пролежал в тропической жаре недельки полторы. Поскольку выхода у меня не было (время поджимало), я, стараясь дышать через раз, позавтракал. И в процессе поедания острого риса с острым мясом я-таки увидел источник неземного аромата: на отдельном столе стояло блюдо с яйцами. Каждое яйцо было разрезано на четыре части вдоль, причем вместе со скорлупой. Но самое главное, что яйца были тухлые. Они были давно и безнадёжно протухшие, качественно и надёжно тухлые. Это были короли тухлых яиц: бывший желток был похож на кисель, замёрзший в грязной луже, а белок был также далек от белого цвета, как аромат этих яиц от «Шанель №5». При мне никто не прикоснулся к этим яйцам, а я очень ждал такого момента, ибо мысленно решил во что бы-то ни стало познакомиться с таким человеком и сфотографироваться рядом с ним на память. Однако счастье мне не улыбнулось.

Справедливости ради стоит отметить одну трапезу в небольшой деревне (там живет всего 1.5 млн человек; по местным меркам это натуральная деревня, причем она как раз так и выглядит, в ней и правда нет ни вокзала, ни аэропорта, ни такси, и там всего две гостиницы – такая вот гигантская деревнища). В уютном ресторанчике, где не было столов и нужно было сидеть на циновках в лотосной позе вокруг низеньких столиков, мне подали жареные мозги, креветочный суп и совершенно невероятный полузамёрзший густой фруктовый компот. Всё было дико вкусно и совсем не остро (по тамошним, разумеется, меркам). Жареные бананы с сыром и шоколадом, которые я ел в другом месте, также оставили самое приятное воспоминание.

Например, там есть фирма «Mama Suka». Продает мороженое по всей стране. И как показывает практика, свежесрубленный во дворе отеля спелый ананас является далеко не самой плохой закуской к «Бехеровке».

В Кувейте, по дороге домой, на наших глазах происходила катастрофа: температура упала до +12, к тому же поднялся ветер. Несчастные рабочие на лётном поле работали в самых натуральных шапках-ушанках, опустив уши и завязав тесемки под подбородком. Вид у них был замёрзший.

И вот, наконец, вокруг тебя Франкфурт - родные европейские лица, и глядя на часы, не надо прикидывать, который час сейчас дома, и цивилизация приняла тебя в свое лоно (в туалете аэропорта значительно чище, чем в моём гостиничном номере в Семаранге)… И так приятно вернуться домой.

 


Поиск
1. Флудилка
2. Чехия против Нидерландов
3. Россия и россияне
4. Антивирус Касперского бесплатно?
5. Аренда авто в Праге 25.12-03.01

В настоящий момент посетителей на форуме - 88, в чате - 0.

Курсы валют
Погода
Архив
1. Оборзения
2. ŠTK-ШАСС
3. Вандлеръ
4. Богемское эпистолярное
5. Что такое ŠTK-ШАСС
6. Чёрствые новости

Посмотреть полный архив ежечехии.

Последняя статья

03.09.2014 Как снять дом в Испании (Валенсия) - практика

02.09.2014 Как снять дом в Испании (Валенсия) - теория

12.05.2013 - А не поехать ли на работу на мотоцикле?